ГИМБАГО, или древняя тайна джунглей - африканская сказка

ГИМБАГО, или древняя тайна джунглей - африканская сказка

Друга Хабиба, чернокожего силача Оги Обамбу джинн переносит в Африку. Став свидетелем похищения юной Ниоку, дочери вождя местного племени, Оги отправляется её выручать. В Африке ему встречаются древний дух, способный превращаться из чудовища в стаю летучих мышей, прячущийся в песке смертоносный железный паук, злой колдун Мукуа Мамба и череп, катящийся по дороге. С помощью рыжего обезьяна Абуо Оги побеждает их всех и приводит Ниоку в волшебный город.  

Глава 1. ОГИ, КИБУНГО И КАРЛИКИ

Огненный шар с громким гулом пронёсся над Африкой. Он нарисовал в небе длинную пылающую дугу и исчез в лесных зарослях. Но ни пожара, ни даже маленького огня этот шар не принёс. А принёс он высокого и могучего Оги Обамбу, и с ним ещё тяжёлый сундук.

Когда улетел джинн Льялиль, и когда растаял огонь и перестал гудеть воздух, Оги осмотрелся.

На маленькой полянке стоял Оги, и не видел, куда сделать шаг, ибо окружали его непроходимые джунгли. Цепкие лианы сплели из деревьев неодолимую стену, и даже влезть по этой стене никто бы не смог, поскольку покрывали её длинные шипы и колючки.

- Странное место выбрал мне джинн, - сказал сам себе Оги. – Интересно, какое это место имеет значение?

Сказал так, и вдруг увидел, что из сплошной зелёной стены вылетела и скользит перед его лицом невиданно красивая бабочка. Крылышки её мелькали ожившим пламенем, и мерцал на алых лепестках живой узор из цветных пятнышек.

Дрогнуло сердце Оги, как дрогнуло бы оно у любого доброго человека, увидавшего чудо. А бабочка мелькнула перед лицом и… улетела сквозь заросли! Поднял тогда свой сундук Оги и поспешил вслед за нею – и нашёл место, где в стене был проход.

И вот выбрался он из зарослей – и вдруг увидел страшное существо! Он сразу узнал его, потому что вмиг вспомнил детство своё и рассказы стариков своего племени.

- Кибунго! – прошептал Оги, не веря глазам.

Старый-престарый чернокожий старик рвал синие ягоды с каких-то кустов, и засовывал горстями их в рот, и довольно рычал, и клацал белыми кривыми клыками, - потому что на плечах у него вместо человеческой была голова большой обезьяны.

Замер на месте Оги, потому что знал – нет в Африке никого злее Кибунго.

Решил он затаить дыхание, и постоять неподвижно, предполагая, что, съев ягоды, страшный старик пойдёт искать новой еды, потому что нет в Африке никого прожорливее Кибунго.

Но не вышло так, потому что через миг Оги сам закричал во весь голос:

- Не смей!!

Но запоздал его крик. Алая бабочка, живое нежное пламя, перелетая беззаботно над кустами, приблизилась к пожирателю ягод, и Кибунго, заметив её, махнул стремительно цепкой рукой, и схватил, и открыл уже пасть, чтобы съесть её вместе с синими ягодами…

И тут вздрогнул от внезапного крика, и выронил бабочку, и оглянулся.

Тут же забыв про ягоды, подскочил он к вышедшему из зарослей чернокожему человеку, выставил на него свои злобненькие, свои глупенькие белые глазки и прошипел:

- Мясо!

А Оги стоял и смотрел на упавшую в траву смятую бабочку, и она расплывалась перед его взглядом от выступивших у него слёз.

- Ты большой, - наморщив обезьяний лоб, продолжал говорить Кибунго. – Как же съесть тебя? Сырым, или поджарить на углях?

Тогда Оги проговорил хриплым от горя голосом:

- Останься голодным, погубитель прекрасного! Останься голодным!

И, подняв тяжёлый сундук, сильной рукою махнул им перед собой. Гулко ударило в обезьяний череп кованное железо, и отлетел прочь Кибунго, злой и ужасный. Отчаянно взмахнул он руками, чёрными, со сморщенной кожей, - но только напрасно царапнул воздух. Ломаясь, затрещали кусты, и зелёным облачком взметнулись их листья, и рухнуло поваленное дерево. Широкую тропинку проделал собою отлетевший Кибунго… И по этой же тропинке заковылял назад, как ни в чём не бывало. Ничуть не пострадал Кибунго, потому что все знают в Африке - ни убить, ни ранить Кибунго нельзя.

Видел Оги, что приближается к нему голодный Кибунго, жадно облизывая клыкастый рот, синий от ягод, - но не посетил страх его сердце. Когда ещё был ребёнком Оги, - чернокожим маленьким мальчиком, - он всегда внимательно слушал, что рассказывали детям старейшины племени. И хорошо запомнил ещё одну особенность злого Кибунго: глупее его никого нет на свете. Быстро вытер Оги свои слёзы и громко крикнул издалека:

- Эй! А не видел ли ты поблизости какого-нибудь Кибунго?

Услыхав это, замер Кибунго. Выставил он на Оги глупенькие обезьяньи глазки, и спросил осторожно:

- А для чего тебе это знать?

- Я из племени охотников на Кибунго, - гордо сказал Оги чёрному костлявому старику с головой обезьяны. – Вождь послал меня найти хотя бы одного Кибунго и принести его голову. Тогда меня станут называть воином! Мне даже дали оружие, способное победить Кибунго.

Тут Оги опустил голову и уже грустно проговорил:

- Вот только вождь не сказал мне, как выглядит этот Кибунго. А ты – случайно не знаешь?

- Нет-нет-нет, - отчаянно замотал обезьяньей головой задрожавший старик.

- Ах, как жаль, - сказал Оги и вздохнул. – Тогда иди, куда шёл.

Трясущейся рукой вытер старик пот с обезьяньего лба, и торопливо заковылял в заросли. Но вдруг остановился и спросил издалека:

- А какое это оружие?

- Ты разве не знаешь? – с сильным удивлением спросил Оги. – У нас в племени все знают: победить Кибунго могут злые волшебные пчёлы!

И, раскрыв свой сундук, Оги зачерпнул горсть золотых монет и подбросил их в воздух. Тяжёлые кругляши взлетели и сверкнули на солнце. А затем, звеня, упали в сундук. А Оги добавил:

- Вождь сказал, что, встретив Кибунго, нужно крикнуть пчёлам: «кусай Кибунго!», - и дело кончено.

И, задумчиво глядя в сундук, неуверенно произнёс:

- Может – крикнуть?

И в тот же миг вновь затрещали кусты, и взметнулись плотным облачком сорванные с них листья. Загремели падающие деревья, и долго ещё слышался гул их падения в той стороне, куда умчался, вопя от страха, Кибунго.

Вздохнул Оги глубоко, сильно. Только что победил он ужасную опасность, но невесёлым было лицо его. Медленно подошёл он к неподвижной бабочке, поднял её из травы, и безуспешно попытался расправить её смятые крылья. Тогда отнёс её Оги и бережно положил в свой сундук. Потом закрыл тяжёлую, окованную железом крышку, поднял сундук… И замер.

Долетели до него отдалённые шорох и треск, которые сообщили, что идёт кто-то в джунглях.

- Может быть – это возвращается Кибунго! – прошептал сам себе Оги, и быстро забрался на дерево.

Да, на высокое старое дерево забрался Оги, и удобно устроился в развилке ветвей – могучих и толстых. А сундук свой он нацепил ручкой на потемневший от времени обломок сухой ветки.

Так лёг он и замер, потому что шелест кустов сделался совсем близким. И вот – докатился этот шум до дерева, на котором укрылся Оги, и здесь смолк. Осторожно посмотрел вниз Оги, и ему открылось видение, исполненное загадок. Вовсе не ужасный Кибунго пришёл сюда, нет. Стояли у подножия дерева три существа, как будто бы люди…

И вздрогнул Оги, рассмотрев, что они вовсе не люди, а мохнатые карлики! Три низкорослых и широкоплечих карлика, которые запутались в длинной и толстой лиане.

В руке каждого темнело тяжёлое боевое копьё, и ещё раз вздрогнул Оги, когда увидел, что карлики, бросив копья, стали снимать с себя кольца – но не лианы вовсе, а огромной ярко-зелёной змеи.

- Хорошая охота! – скрипучим и хриплым голосом сказал Первый Карлик.

- Большая змея! – довольно проскрипел Второй Карлик.

- Есть будем долго! – сказал Третий Карлик и оскалил кривые жёлтые зубы.

Мелькая крепкими ножками, карлики проворно забегали под деревом. Раз, два – и вот уже они выломали кусты, и вытоптали траву. А потом на добытой таким образом круглой поляне сложили из сухих веток высокий холм.

Шагнул к этому холму Первый Карлик и, развязав, снял с шеи очень странную вещь. Три грубые нитки красного цвета были сплетены в длинную косицу, на одном конце туго затянутые узлом. Взял карлик эту косицу, и взмахнул своей короткой кривоватой рукой… И из руки его вместо красных ниток вылетел гибкий огненный хлыст.

С звучным шлепком упал хлыст на приготовленные для костра ветки, и прыгнул обратно в руку – и вот – снова в руке у карлика три обыкновенные красные нитки. А там, где упал хлыст на дерево, трещал, мелькал и струился жаркий огонь.

Привычным движением Первый Карлик набросил нитки себе на шею, и взял копьё. Спутники его тоже подняли свои копья, и в небольшом отдалении от костра все трое принялись копать копьями яму.

Оги помнил, как в детстве охотники его племени пекли змей. Точно так же, выкопав яму, старые охотники засыпали в неё угли из большого костра, укладывали на угли нарезанную кусками змею и, накрыв пальмовыми листьями, заваливали яму землёй. Потом все рассаживались вокруг ямы в кружок и рассказывали увлекательные истории. Они говорили о секретах и уловках охоты, вспоминали приключения старых охотников, а из-под рыхлой земли выбирался и тёк над головами сводящий с ума аромат печёного мяса.

Всё это помнил Оги, и понимал, что происходит под его деревом на маленькой круглой поляне. Но вдруг какой-то мучительный холодок появился и стал сжимать его сердце. Неясная догадка плясала и ускользала от его разума. И тут ниоткуда пришло знание, что эта догадка связана со змеёй.

Осторожно вытянулся Оги и стал пристально смотреть вниз.

Неподвижно лежала большая змея. Бледно-серый узор покрывал её ярко-зелёное тело. И на голове её заметил Оги семь жёлтых пятнышек, расположенных кружком, как зубцы на короне. Посмотрел ещё – и вдруг охватил его ледяной колкий озноб: змея пошевелилась! И глаз у змеи оказался не мутным, как бывает всегда, когда в живом поселяется смерть. Блескучей глубиной был наполнен большой круглый глаз, и с ужасом догадался Оги, что карлики хотят испечь змею заживо!

- Она пошевелилась! – донёсся снизу скрипучий голос Третьего Карлика.

- Но она долго лежала на муравейнике у-джу! – ответил ему Второй Карлик. – А после яда этих муравьёв даже слон какое-то время не сможет двигаться!

- Мы не знаем, как долго она там лежала, - ворчливо произнёс Первый Карлик. – Надо поскорее отправить её на угли!

И карлики, наскоро очистив от земли копья, стали перебрасывать ими угли из костра в яму.

- Останьтесь голодными, мучители живого, - тихо прошептал притаившийся на дереве человек. – Останьтесь голодными!

И в тот миг, когда карлики отложили в сторону копья и вцепились руками в змею, послышался тяжёлый удар о землю. Разом взглянули карлики, и увидели, как, морщась от боли в ногах, встаёт и выпрямляется во весь свой огромный рост спрыгнувший с высокого дерева человек. На мгновение замерли изумлённые карлики, и этого мгновения Оги хватило на то, чтобы взять их тяжёлые боевые копья и бросить их в яму.

Да, высок и могуч был Оги Обамба, безстрашный воин. Но мохнатые карлики почему-то совсем не испугались его! Подпрыгнул к нему поближе Первый Карлик, а Второй и Третий бросились спасать из ямы с углями свои копья, которые уже окутались дымом. Шагнул Оги и крепко схватил обоих карликов. Но тут же выпустил их, вскрикнув от жгучей боли! И взглянул, и увидел, что вспух на пальцах его длинный рубец от ожога. Потом посмотрел - и увидел, как отмахивается у Первого Карлика после удара рука, и в неё стремительно прячется тонкий огненный хлыст.

Снова взмахнул Первый Карлик красной косицей из трёх ниток, и едва успел увернуться Оги от ударившего в него огненного жгучего жала. Да, увернулся Оги, но миг упустил, и проворные карлики вытянули из ямы горящие копья.

И вот, быстро остудили они дымящиеся копья влажной землёй и, оскалив жёлтые зубы, стали подбираться к Оги.

Первый Карлик зло ухмыльнулся и потряс нитками, убедительно обещая беду.

- Скорее очнись! – с отчаянием в голосе прокричал Оги Обамба змее. – Уползай в джунгли!

Но осталась неподвижной большая змея. Только клиновидная голова её слабо качнула своими семью жёлтым точками.

Подняли копья для броска мохнатые карлики, и одновременно с ними взвился в воздух огненный хлыст…

И тут страшный удар вбил Первого Карлика в землю.

Быстрый взгляд бросил Оги и увидел, что упал на владельца огненных нитей тяжёлый, набитый золотом сундук. Потом развернулся Оги к оставшимся двоим карликам, но те, уронив копья, мелькая крепкими кривыми ногами, помчались в кусты.

Подошёл Оги к поверженному карлику, сел рядом и стал просить духов леса сопроводить вышедшую из него жизнь к месту мёртвых. Потом поднял крышку сундука и положил в него рядом с неподвижной бабочкой три красные нитки.

Потом убрал из ямы угли, опустил в неё карлика и засыпал влажной землёй. Старательно позаботился Оги о павшем противнике, ибо умер он, и стал теперь вне упрёков.

Так сделал он, и подошёл к змее, которую спас от мучительной смерти. Зелёных листьев взял Оги большую охапку, и принялся стирать ими муравьёв, вцепившихся в чешуйчатую змеиную кожу. Старательно трудился Оги, и вот толстое змеиное бревно изогнулось, и хищная клиновидная голова поднялась над травой, сверкнув семью жёлтыми точками. И быстрее, чем догадка Оги, мелькнула эта голова, и вонзила в палец своего спасителя острые змеиные зубы.

Сильно прыгнув, отскочил Оги прочь, и закричал:

- О как тягостен мир, в котором за доброту платят злодейством!

А змея вознесла стремительную клиновидную голову на высоту его роста, и зашипела. Крохотные воздушные иглы вдруг стали покалывать место змеиного укуса, и вздрогнул укушенный палец. Почувствовал Оги, что боль вдруг исчезла, и услыхал:

- О пришелец, который спас Лиу, седьмую дочь Змеиного Короля! Ты пересилил страх перед коварными карликами. Ты вытерпел боль ударов огненных нитей. Ты помог попавшей в беду, не ожидая за это награды. И всё же награду за доброту свою ты получил. Носи теперь свой невидимый перстень, и будь одним из нас.

Закончила шипеть змея Лиу, и уползла в джунгли.

Посмотрел Оги на две кровавые точки на своей руке, и произнёс:

- Какая же это награда…

И вдруг замер, пронзённый догадкой. Он мог слышать и понимать тех, кто не говорит на человеческом языке! И эта догадка немедленно подтвердилась. Надсадно гудя, прилетел и тяжёло шлёпнулся на крышку его сундука большой синий жук. Тут же снова в воздухе прогудело, и рядом с ним сел ещё один жук, ярко-зелёный.

- Пролетел над огнём, - тоненьким голоском проговорил синий жук, - и опалил усики. Теперь не могу определить, в какой стороне река, а пить хочется.

- Я помогу тебе, - пропищал в ответ жуку синему жук зелёный. – Лети за мной!

И, расправив твёрдые крылья, взлетел, и второй взлетел тоже.

- Воистину это волшебный подарок! – сказал себе Оги с растущим восторгом. – Могу теперь слышать всё, что произносится в джунглях!

Не замечая ран и усталости, радостно улыбаясь, взял свой тяжёлый сундук Оги и отправился вслед за жуками. И это правильно: куда же ещё направляться в диких зарослях джунглей, как не в сторону реки, которая в Африке даёт жизнь всему живому!

Пойдём с ним рядом и мы, потому что обязательно нужно увидеть, что было возле этой реки, и что стало.

Глава 2. ПРИНЦЕССА, КРОКОДИЛ И МЫШОНОК

Нравится книга? Порекомендуйте её друзьям, добавьте эту страницу в социальные сети.

Отзывы о книгах

"Сейчас у нас в библиотеке два шеститомника Шервуда, их никогда нет на месте. Сегодня два юных читателя спрашивали эти книги! Растет круг посвященных в сагу о Томасе Локке!!! Вижу в ребячьих глазах восторг и нетерпение! Это хорошее нетерпение - желание скорее прочитать! Владимир совершил чудо, переворот в юных умах! Они хотят читать!!!!