ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МЕДВЕДЕВУ ДМИТРИЮ АНАТОЛЬЕВИЧУ

Опубликовано: 19 Февраля 2012

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! К Вам обращается писатель Владимир Викторович Ковалевский.

Понимание беды, которая постигла нашу страну, наш народ, побудило меня обратиться к Вам лично.

На протяжении многих лет тёмные силы и подлые люди ведут против нас скрытую, необъявленную войну. Используя всевозможные средства воздействия на сознание человека, нас делают терпимыми к насилию и разврату. Молодёжь приучают к алкоголю и наркотикам. Поколение за поколением расшатывают нравственные ценности.

И мы видим, какое количество разводов приходится на количество создания семей. Мы видим, что внутри нашего государства существует другое государство, именуемое «преступный мир», и вынуждены содержать колоссальную машину защиты против преступности. Мы видим страшную статистику наркомании, болезней, самоубийств, беспризорности детей. Наши поражения в этой войне ужасают.

Да, не раз поднимались голоса в защиту нравственности наших людей, против растлевающей деятельности многих средств массовой информации. Но тут же поднимался истерический визг о «нарушении демократии и запрете свободы слова». Мы говорим — «нельзя, чтобы ребёнок видел столько убийств», и нам отвечают — «на этом стоит вся культура. Вот у Шекспира тоже убийства, не запрещать же Шекспира!» Мы говорим — «недопустимо, чтобы неокрепшие души созерцали разврат», и нам возражают — «дети должны быть готовы к семейной жизни». Да, с нами соглашаются, что сцена убийства может быть катартической, то есть очищающей и поднимающей через сострадание. И может быть растлевающей, то есть соблазняющей примером личного превосходства и безнаказанностью. «Но как, — возражают нам, — юридически отделить одно от другого? Нет такого инструмента!»

Я убеждён в том, что можно создать такой инструмент.

Разве в таком, например, виде культуры, как фигурное катание, существуют юридические и физические критерии? Нет, здесь задействован механизм субъективного спортивно-эстетического мнения. Тогда по аналогии — оценивать произведение культуры как вредоносное или облагораживающее может лишь субъективное духовно-этическое мнение. Предварительно такой инструмент можно назвать Высшей Этической Комиссией.

В этом — суть моего предложения. В нашей стране немало людей весьма известных и безспорно авторитетных. Среди них можно выбрать тех, кто безусловно духовен и нравственен. Недавно известному режиссёру Марку Захарову исполнилось 70 лет. В одном из интервью его спросили: «Какой, по-вашему, главный вопрос современности?» Это поразительно, что он ответил! «Как в условиях повышения негативной информации сберечь совесть, достоинство, честь человека.» Мне помнится также интервью Натальи Гусевой, сыгравшей главную роль в фильме «Гостья из будущего». Она рассказала, что имела предложение сыграть роль откровенно негативного персонажа в фильме «Авария, дочь мента». «Я отказалась. Решила — пусть образ моей героини Алисы останется добрым и чистым». Есть такие люди в нашей стране! Их можно пригласить служить в Высшей Этической Комиссии, и доверить им право накладывать вето на вредные, растлевающие произведения всех сфер культуры.

Сегодня в мире телевидения наработаны действенные механизмы обсуждения социальных проблем. Используя такие телепрограммы, можно привлечь население страны к обсуждению проблемы защиты нравственности и культуры. А затем одновременно с предстоящими выборами в Государственную Думу провести референдум, с одним только вопросом: «Нужна или нет стране Этическая комиссия». Если народ определит, что такой инструмент по защите культуры и нравственности необходим, то через год, вместе с выборами Президента России, выбрать в эту Комиссию самых достойных людей страны.

Такой путь совершенно исключит возможность упрёков в подавлении свободы слова и демократии, поскольку Этическая Комиссия будет создана именно волей народа.

Для создания такой комиссии необходимо внести изменение в Конституцию Российской федерации, а именно в статью 29 пункт 5: «Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается». Лукавит данный пункт. Фактически — в стране существует цензура, если можно так назвать, «уголовная». Никому не позволено печатать, показывать или произносить, например, призывы к массовым беспорядкам, насильственному свержению власти, или разжигающие национальную рознь. Это правильно, без всяких сомнений, — но этого мало! Должна кроме этого быть цензура «этическая», способная не допустить появления в печати и на телевидении произведений, растлевающих духовно-нравственную сферу человека. Эту крайне важную задачу и должна будет выполнять Высшая Этическая Комиссия. А на сегодняшний день в нашей стране, стыдно сказать! — эту задачу пытается выполнять Федеральная Антимонопольная Служба, которая заставляет убирать рекламные щиты со скрытым или явным скабрёзным смыслом.

Моё предложение — вынести на обсуждение и референдум поправку в 5 пункт 29 статьи Конституции, который в соответствии со своим изначальным предназначением должен звучать так: «Гарантируется свобода массовой информации. Политическая цензура запрещается. Этическую цензуру осуществляет Высшая Этическая Комиссия.».

Надеюсь, что можно и должно избежать однобоко-цензурной деятельности Комиссии, и для этого разумно предоставить в её распоряжение ежегодный грант. Сумму, которая может быть сопоставима или даже превосходить Нобелевскую премию. Сумму, которую Комиссия будет вручать за создание произведений, направленных на жизнеутверждение, воспитание благородства и нравственной чистоты. И произведениям не только российских авторов, а всего мира! И пусть такая Комиссия станет образцом для подражания всему миру. Ведь сделать безопасным для нравственности новых поколений такую сферу культуры, как интернет, можно лишь усилием всех стран на планете. Чтобы избежать, например, появления в мире хотя бы одного террориста, нужно всего лишь сделать его детство счастливым, а это также возможно лишь при обще-планетарном усилии!

Высшую Этическую Комиссию, как демократический механизм, будет нужно переизбирать каждые шесть лет, одновременно с выборами Президента России. За исключением, может быть, тех участников Комиссии, которые для более действенного служения решат принять православное монашество. Такие представители Комиссии, думаю, должны получить право оставаться в ней пожизненно.

Я русский. Я люблю свою страну. Считаю необходимым создать в России Высшую Этическую Комиссию, и прошу Вас поддержать меня в этой цели.

С уважением, 
Владимир Викторович Ковалевский.
18 января 2010 года.


ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Комментарии